«Дом, который построил Джек» на данный момент является крайним фильмом датского режиссёра Ларса Фон Триера. Премьера картины состоялась 14 мая 2018 года на Каннском кинофестивале. Вообще, фильм последователя Андрея Тарковского можно немногословно охарактеризовать реакцией и комментариями людей из зрительного зала, присутствующих на престижной премии. Кто – то выходил из зала на середине просмотра. Кто – то говорил, что фильм ужасен и противен, а кто – то аплодировал ему, после титров, называя кино одним из лучших в 2018 году.

Получается фильм не для всех? Именно так. Конечно, фразу «не для всех» можно использовать к любому произведению Фон Триера, но в данном случае она ложится в характеристику картины идеально, как влитая, как кекс в формочку для выпечки. И дело не в заложенных в картину мыслях, не в сложных метафорах и аллегориях. Дело в психологическом накале, который фильм оказывает на зрителя в течение двух с половиной часов. В дополнение отмечу, что «не для всех» не значит, что зритель глуп или не сведущ в «умном» кино. Просто его нравы и принципы не соответствуют нравам и принципам киноленты.

По жанру крайнее произведение Фон Триера – психологический триллер. И, честное слово, наверное, это лучший психологический триллер за последнее время, с одним немаловажным условием – самый необычный психологический триллер за последнее время. Это кино заставляет ёрзать на диване и доводит до мурашек не саспенсом, не сценарием и даже не штампами. Оно воздействует на человека совершенно иначе, показывая на экране то, что показывать не принято: излишнее насилие над девушками, убийство детей, омерзительный герой, кровь и максимально чуждая нормальному человеку философия главного персонажа. Безусловно, мерзко, временами страшно и дико. Но со своей задачей «погрузить в триллер, запустить механизм мурашек» фильм справляется. А каким способом – решение самого творца.

Из сильных сторон фильма можно отметить игру актёров. Точнее сказать, игру актёра! Мэтт Диллон прекрасен в роли апатичного перфекциониста – убийцы. Он тащит на себе половину успеха фильма. Можно сказать, что Фон Триер идеально попал в протагониста. Он вдохнул в Джека жизнь, сделал его персонажем, к которому можно относиться по – разному в определённые моменты киноленты. Вот ты им интересуешься, вот он вроде даже приятен, а вот уже и омерзителен до ужаса. И такие колебания происходят во время просмотра постоянно. Это ли не показатель сильной игры? Да, возможно, Диллон не выдает оскароносных перфомансов, но образ убийцы – художника с ОКР он воплотил на все десять баллов.

Переходим к сценарию и снова применяем шаблонную к Фон Триеру фразу «не для всех». Кому – то, то есть зрителю обычному и далёкому от творчества апологета «Догмы 95, сценарий покажется скучным, рванным и как будто бы даже не смонтированным, не прописанным и всё в этом духе. И отчасти будут правы. Но, чтобы по – настоящему вкусить сценарий фильма, нужно в него углубиться. Только тогда становится ясно, почему Фон Триер проделал такую великолепную работу.

Начнём с того, что скрипт и в правду рванный. Но он и не претендует на целостность. По – моему мнению, «Дом, который построил Джек» в первую очередь опирается не на сюжет, а на мысль. Это не значит, что сценарий, мол, в таком случае совсем не нужен. Дело в другом. Скрипт в киноленте выполняют скорее руль подручного, нежели главного исполнителя. Фон Триер создаёт новеллы, связанные общей идеей и главным персонажем. Новеллы эти замаскированы под главы, которые называются «инциденты» — их в фильме 5.

В каждом инциденте Джек рассказывает о своих убийствах. Каждый инцидент раскрывает образ самого Джека и посыл, который хочет донести Фон Триер. Возможно, именно поэтому сценарий фильма и кажется не самым целостным. Безусловно, отдельно взятая новелла прописана прекрасно, сатирично, интересно и динамично, но в масштабе всего сюжета создаётся ощущение, что это всё – таки именно новелла, а не цельное произведение кинематографа. Вредит ли это фильму? С точки зрения искусства – совершенно нет. Со стороны сборов и космического успеха у зрителей – безусловно, да! Но что поделать, всё ради искусства!

Это лозунг не только этой статьи и, может быть, даже самого Фон Триера. Это лозунг и самого Джека. Понимаете ли, фильмы Фон Триера, как и картины Аранофского, Тарковского или Рёфна всегда отличаются вариативностью мысли. Каждый понять их может по – разному. Фильмы эти индивидуальны. Поэтому моё мнение, безусловно, не является последней инстанцией.

Но вернёмся к нашим лозунгам. Причём же здесь искусство? Всю ленту Джек, который, собственно, построил дом, пытается донести мысль о том, что он не просто убийца, не чурающийся стрелять в детей и душить женщин, он – художник и каждое его убийство – изображение искусства. Из – за своего обсессивно-компульсивного расстройства, Джек всё делает дотошно. В пример можно привести сцену, как он фотографирует свою жертву, усадив её в кресло, а затем фотографирует её снова вместе с новой жертвой, лишь потому, что фотографии вышли скверными. Всё это он, само собой, возводит в статус неприкосновенного искусства! Джек сравнивает себя с творцом.

В данном случае Фон Триер изображает гениальный контраст. Сопоставляя даже не два объекта, ни две сцены и ни два слова, а две материи. Две совершенно разные матери: искусство и убийство. Джек не отходит от мысли, что убивая, он создаёт что – то великое. В его голове, пока он душит старушку, явно складывается картина, что он это Караваджо, рисующий очередной шедевр. И Фон Триер возводит эту мысль, этот контраст, этот, если хотите лозунг убийцы – перфекциониста, в абсолют, когда мы слышим закадровую беседу Джека с неким Вёрджем об искусстве, философии и существование человека в целом.

Искусство, убийства, а в чём же собственно суть фильма заключается? Я для себя уяснил чётко – любое искусство имеет право на жизнь! По – большому счёту всё мы знаем Ларса. Это открытый человек со своими необычными, иногда радикальными, взглядами, которые он никогда не скрывал. И для него, конечно же, важно ощущать себя свободным в отношении высказываний и искусства. Конечно, речь не идёт о том, чтобы было допустимо убийство людей. Это всё гипербола и любимый приём режиссёра – возведение всего в абсолют для придания картине более яркой резонансной позиции.

Но если абстрагироваться от того ужаса, что можно увидеть на экране при просмотре фильма, то основная мысль как будто бы сама идёт к нам в руки. Любое искусство имеет право на жизнь, какое бы он ни было. Авангард, модерн, символизм, акционизм. Что угодно. Возможно, оно будет существовать только в вашей голове и ваших взглядах, но оно будет иметь право называться искусством. Пианист играет на рояли, вокалист поёт, художник рисует, а Джек строит метафорический дом из трупов невиновных людей. Искусство ли это объективно? Конечно, нет. А субъективно, со стороны самого Джека? Конечно, да. В его собственном мире, в теплице его мыслей и взглядов.

Подойдя к концу, вы уже наверняка решили, смотреть этот фильм или нет. Как мне кажется, это, то кино, стоит ли смотреть которое, каждый решит сам для себя. Если вы устойчивый к мерзостям на экране человек, любите Фон Триера и глубокие смыслы, любите пораскинуть мозгами, то этот фильм вам понравится. Если хоть одна деталь из этого идеального пазла выпадает, то, увы, кино, действительно, «не для вас».

В референс Джеку и его метафоричному дому, я построю свой собственный дом из оценок. 1, 3, 5, 10, ужас, мерзко, гениально, да, любая оценка может подойти этому фильму. Тот самый случай, когда ваше к нему отношение может поменяться в любую секунду.

Как итог, я бы ни в коем случае не рекомендовал к просмотру данную картину неподготовленному зрителю. Смотреть только тем, кто действительно этого хочет.