Сегодня речь пойдет о самом необыкновенном экспериментальном эзотерическом проекте из мира кино. Этот фильм стал наиболее дорогим для Бельгии, англоязычный дебютант Ван Дормеля, работа над которым заняла ни больше, ни меньше — девять лет, кинолента стала первой за последние 14 лет — она была одной из самых ожидаемых европейских кинопремьер 2010 года, причем еще задолго до показа на большом экране. Филипп Годо, являющийся продюсером данного фильма и по совместительству — другом Ван Дормеля, вложил в проект личные деньги в размере 20 миллионов евро и питал большие надежды на победу на Канском или Венецианском  кинофестивале в 2009 году, а также рассчитывал на успешный прокат в Америке и Англии. Однако киноленту не взяли на конкурс Канского фестиваля. Венеция встретила фильм неоднозначной оценкой критиков и членов жюри, удостоив его только специально учрежденным утешительным призом «За техническое совершенство.» Один из важнейших для мирового кинорынка кинофестивалей проходит в Торонто — но здесь все прошло совсем провально — большая часть критиков попросту демонстративно покинула пресс-показ фильма. В дальнейшем никто из американских и английских дистрибьютеров не проявил готовность приобрести этот проект даже для ограниченного проката, кроме того с наиболее демократичного мирового сайта кинокритиков rottentomatoes.com было убрано любое упоминание о фильме. Что касается дебюта на родине режиссера — в Бельгии, то он тоже имел плачевное завершение касательно кассовых сборов. Теперь «Господин Никто» превратился в фильм-легенду, фильм-призрак, фильм-ничто. В чем же кроется тайна? Возможно, всему виной излишняя эзотеричность, сюрреализм, экспериметальность и сакральность? А может быть сыграла роль противоречивость личности режиссера — Жако Ван Дормеля?

Как нередко случается, правда таится где-то посередине. В первую очередь следует подчеркнуть специфическое отношение к личности Ван Дормеля в современном кинематографическом мире. На самом деле он жив, лишь благодаря чуду, поскольку при рождении получил серьезную травму, обучение в школе ему далось нелегко, однако с помощью специальной европейской программы реабилитации инвалидов ему все же удалось получить образование циркового режиссера и половину жизни проработать клоуном. Пожалуй, он был самым мудрым клоуном с грустью в глазах. Обманув саму смерть, Ван Дормель как никто другой умел понимать и ценить жизнь.

Периодически Жако в качестве хобби занимался съемками низкобюджетного кино с элементами сюрреализма, рассчитанного на эстетов, и даже был призером европейских кинофестивалей. Однако, нельзя не отметить, что все эти призы скорее служили наградой за пережитые перипетии его нелегкой судьбы, они были своего рода данью замысловатости и необыкновенности его творений, созданных без претензии на какую-то окупаемость и показ на больших экранах. Спустя довольно длительный период, Ван Дормель вдруг представляет нечто новое — фильм с нереальным бюджетом, с участием мировых звезд кинематографа и, определенно, претендующий на собственную философию и киноэстетику, немудрено, что для многих это показалось непозволительным. Оказалось сложно принять то, что Ван Дормелю удалось создать настолько пронзительный и проективный фильм, вызывающий настоящий взрыв в сознании зрителей. На самом деле «грустный клоун» раскрыл в своем проекте определенные стороны человеческого бытия, которые люди привыкли, как правило, старательно вытеснять в самые сокровенные уголки подсознания, стремясь не задумываться о них.

При всем при этом главная причина того, что «Господин Никто» остался недооценен — это явная проблема объективной интерпретации произведения эзотерического искусства в метафоричной форме. Также сложность интерпретации предельных смыслов, которые даже сам творец не всегда до конца понимает. Все ли смог понять и пропустить через себя Терри Гиллиам, автор сценария  фильма «Вооброжариума», в основе которого лежит книга Густава Мейрика? Можно ли с точностью определить ту тонкую грань, проходящую между художественной ценностью и полной сюрреальностью и эзотеричностью? К примеру, правильно ли будет сравнивать художественное значение «Улыбки Джоконды» Леонардо да Винчи и «Черного квадрата» Малевича? Дать оценку «Господину Никто» можно с нескольких позиций. Здесь уместно отметить сторону киноискусства, психоанализа, философии, визуальной эстетики. Главная загвоздка состоит в том, что ведущая идея истории о бесчисленных возможностях выбора, которые доступны каждому человеку, о самых разных жизненных путях, открывающихся перед человеком в зависимости от его выбора — все это поддается осмыслению лишь через субъективизм сознания и эмоций каждой отдельной личности, поэтому способ объективного, абстрактного и единого оценивания здесь не уместен.

При просмотре франкоязычной версии «Господина Никто», действительно испытываешь наслаждение, проживая и чувствуя вместе с героями каждую эмоцию, и тогда можно с первых моментов наблюдать превращение отвергнутого и неоцененного критиками «гадкого утенка» в прекрасного лебедя. Кинематографическое произведение Ван Дормеля перевоплощается в особый и неповторимый фильм, оформленный удивительно красивым образным кинорядом, уникальной философией и чудесной фортепианной музыкой Эрика Сати. Ведь здесь все проблемы и трудности, связанные с пространственно-временным континуумом жизненного пути раскрываются не с привычной точки зрения «эффекта бабочки» и «теории хаоса», то есть один выбор означает новую параллельную жизнь, а совсем с другой стороны — с позиции ленты Мебиуса, которая получает воплощение на уровне субъективной поэтики переживаний.

Три вероятных жизненных пути господина Немо Никто (Джаред Лето), по которым он прошел, удивительным образом переплетаются в этой истории с дюжиной пересекающихся дорог, появляющихся как еле уловимые взглядом проекции на втором плане (в один из таких моментов на экране можно заметить самого режиссера, возникающего на несколько секунд). Все вероятные жизни Немо обладают собственными графическими проектами, вдохновленными известными фотографиями Мартина Пара, а также свой неповторимый цвет и завораживающую мелодию. Три вероятные супруги героя, роли которых исполнили Сара Полли, Лин Дэн Пэм и Дайан Крюгер пересекаются по сюжету с реальным эпизодом выбора девятилетнего Немо на вокзале под метафоричным именем «Шанс». Речь идет о том самом основном выборе, который приравнен к точки бифуркации всей жизни, когда юный Никто вынужден принимать решение, с кем ему остаться: в Англии с отцом либо в Канаде с матерью.

Очень значимый эпизод в фильме — это сцена на вокзале. Как раз посредством этого кусочка Ван Дормель передает свое неповторимое видение мира. Это тот мир, где человек рождается уже с неким предопределением, обладая личным потенциалом и стремлением к его реализации в каждом выборе. Однако детям удается спонтанно и правильно выбирать лишь до определенного возраста. Они могут пользоваться такой способностью до тех пор, пока не начинают испытывать на себе давление со стороны взрослых и общества, зачастую изобилующих исковерканными, безжизненными идеями. По этой причине наиболее счастливые и яркие воспоминания Никто относятся к его детским годам. Единственный период, полный целостности и счастья, где можно жить в полной гармонии с миром и самим собой. Но наступает момент, когда необходимо принять первое «взрослое» решение, именно тогда личность девятилетнего Никто начинает расщепляться на мельчайшие частицы, которые плавно стираются из памяти подобно последним лучам света, уплывающего за горизонт событий.

По прошествии сотни лет, в присутствии скучающего журналиста реалити-шоу и психотерапевта в далеком 2092 году, в условиях повсеместного бессмертия, Немо Никто, достигший возраста в 117 лет, должен с помощью погружения в собственное бессознательное справиться с задачей по поиску предельного смысла: правильно ли он прожил жизнь, питал ли настоящие чувства к женщине, которая считалась его любимым человеком и были ли у него дети, которые предназначались именно ему.

В сравнении с другими фильмами, где аналогичный вопрос решался наиболее простым способом, в «Господине Никто» окончательного ответа просто не дается. Это происходит потому, что просто нет ни единой объективной системы оценки, применимой к жизни человека, ведь совершенно невозможно точно спрогнозировать последствия каждого из выборов. Так есть ли смысл чертить знаки на песчаном берегу, понимая, что спустя миг они будут смыты волнами прибоя? Жизненный путь всегда имеет единственную направленность. Если цель четко поставлена и понятна, то в какую бы сторону ты не пошел, окончательный результат будет тот, который ты пожелаешь. Главная задача — это отыскать верную цель. А для этого просто необходимо снова перенестись в детство и почувствовать спонтанность собственного, истинного «Я», не подверженное воздействию ложных выборов и стереотипов, навязанных окружением.

«В жизни каждого из нас каждый день происходит сотня выборов и не бывает их хороших или плохих. Просто каждый из выборов создает другую жизнь, другой неповторимый мир. Но каждая жизнь заслуживает того, чтобы ее прожить, каждая тропа — чтобы быть пройденной». — Жако Ван Дормель: человек, сумевший обмануть саму Смерть — клоун и режиссер. Претерпев немало в своей судьбе, он в результате получил самый ценный дар — особый взгляд на мир, представленный в эзотерической киноленте, которая останется в Вечности.