Рецензия на книгу Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота»
Иллюстрация Д. Козлова

Начнём с того, что это, действительно, лучший роман Виктора Олеговича. Я как большой поклонник и старого, и нового Пелевина могу заявить это с полной ответственностью. Я обожаю «Омон Ра», «Жёлтую стрелу» и «Поколение П», но это…Это что-то! Концентрация сюжета, событий и прочих крутых моментов на один квадратный метр зашкаливает. В других произведениях Пелевина иногда есть затянутость и провисания. В Чапаеве подобного нет в помине. Сатира, сюжет, абсурд и послевкусие красного вина – что ещё нужно для приятного вечера? К тому же, книга читается за один, может быть два вечера. И даже, если вы не привыкли читать так быстро, Пелевин вас заставит!

Я познакомился с Олегом Викторовичем не так давно. Первым моим произведением стала повесть «Шестипалый и Затворник». Я был в шоке, но это было гениально! Такой малый текст, но такой умный, такой интересной, такой необычный. Мне так понравилось это произведение, что я захотел ещё. Пелевин он ведь, как наркотик, ты хочешь ещё и ещё. Так что повестью я не ограничился и перешёл к большей форме. Далее последовала книга «Омон Ра».

Какое же это было потрясение во второй раз. Такое же, а может быть, и сильнее. Сатира, классный текст, необычный сюжет, да всё там необычно. Подобного я не читал никогда, могу точно заявить, что и на сей день тоже. Не именно эту книгу, а все книги автора в совокупности. Прочитав Омон Ра, я кинулся в магазин и купил культовый роман «Чапаев и Пустота». Он поразил меня окончательно.

К тому моменту, как я открыл книгу, я уже знал к чему готовиться. То есть весь абсурд, который ранее для меня был откровением, теперь воспринимался, как должное. Я хотел большего абсурдизма и авангарда. Если ранее мне казалось, что это бред и больше для прикола. То теперь этот «прикол и бред» казались вкусной вишней на кончике торта. Стиль Пелевина главное раскусить, понимаете. Когда рассказываешь знакомым сюжет, они воротят нос. Но суть в том, чтобы прочувствовать его самому.

Но вернёмся к Чапаеву и его другу Петьке Пустоте. Я читал эту книгу трижды. Первый раз я описал. Я был в восторге. Между первым и вторым прочтением прошло несколько месяцев. Так вот, я вкусил произведение Пелевина по-новому. Читая его второй раз, уже не обращаешь внимания на весь абсурд, а вчитываешься тщательно в текст, в слова, в смыслы.

Третье прочтение было сделано специально для этого обзора. И я вновь будто бы испытал совершенно новые чувства от произведения. Всё-таки как же мне нравится абсурдизм и постмодерн Виктора Олеговича Пелевина.

Когда я полюбил этот жанр, то прочитал всех признанных классиков мировой постмодернистской литературы. И не нашёл никого лучше, чем Пелевин. Его философия она другая. Это вроде и про смысл, а вроде просто роман путешествие, который больше похож на этакий блокбастер, чем на философский роман с претензией. Когда вы читаете Ерофеева, то понимаете, да вот он – чистый постмодерн. При прочтении Пелевина вы чувствуете, что читаете все жанры в одночасье.

В своей философии Пелевин проводит параллели между настоящим обществом и обществом, воссозданным в романе. Отсюда и сатира над временем, над маркетингом и новыми устоями, которые появились после распада «красной машины». Пелевин – советский человек, переживший развал великого государства. Он как никто другой знает минусы и плюсы СССР и новую жизнь России, как отдельного государства. Из-за этого в книгах писателя можно найти уйму шуток и забавных метафор, связанных именно с этим периодом.

Но в Чапаеве и Пустоте он затрагивает другую эпоху. Время революционное, время КГБ и чикистов. И здесь тоже читается удивительная манера сатиры. Фирменный сатирический стиль Пелевина, который не уходит в пошлые шутки на темы назывных фамилий и всё в этом духе, как это было принято у Гоголя и Салтыкова. В этом заключается мощь произведения. Но также она таится и в оригинальном удивительном сюжете. Таких сюжетов, как у Пелевина вы больше не найдёте ни у кого. Такая доза абсурда, завёрнутая в логически мотивированную обёртку, что после прочтения романа у вас не останется ни одного вопроса, а градус сюрра будет казаться чем-то нормальным и приемлемым. Как говорил сам Пелевин: «первое произведение в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте». О пустоте и поговорим.

Структура сюжета, как и сценария сложна. Сценарий книги представляет собой ровное повествование, перебивающиеся галлюцинациями и вторым сюжетом, происходящим во времена Чапаева и революции. В этой структуре усложняется и сюжет. Он становится более тяжёлым для восприятия и понимания, но именно делает роман таким интересным и необычным.

По-большому счёту произведение Пелевина задействует вторую сюжетную линию с Чапаевым и Пустотой для раскрытия сатирического образа революционной России в иллюзии России современной, образовавшейся после развала советского союза. Первая же линия, где Пустота лежит в психиатрической больнице вместе с какими-то просто до абсурдности чудаковатыми пациентами служит для раскрытия внутренней философии Петра и его образа, как персонажа романа. А второстепенные герои в его палате являются объектами юмора и создания фактурности всего произведения.

Именно наличие их в романе, помимо самого Пустоты и Чапаева, повторюсь, делает роман фактурным, а его фабулу усложняют до уровня тяжёлого онтологического романа. Также они служат инструментами для создания в романе интерссылок. Так создаётся постмодерн. То есть сама сатира реальных моментов из жизни не делает роман кристально постмодерным. Нужны дополнительные приёмы. Вспомним один пример из другого романа Пелевина, когда героя макали в унитаз головой, а был он прямой аллюзией на существующего критика, который критиковал Виктора Олеговича. Это всё конечно копирование реальных событий, но не полный постмодерн. Скорее уж, просто модернизм, более свойственный Набокову.

Пелевин же добавляет интерссылки, которые являются точечными отсылками к мировой культуре, как художественной, так и медиа культуре. Референсы в сторону терминатора и так далее. Найти их здесь можно уйму. К примеру, отсылка к Преступлению и наказанию во второй главе произведения. Круто и смешно, особенно, когда читаешь в первый раз. «Как он вообще это сюда вставил?» — думал я.

Пелевин не был бы собой, если бы в его книгах не было диалогов. В этом плане я сравниваю его с Тарантино. Структура их диалогов схожа. Иногда, некие реплики или диалоги могут даже не нести особого смысла, но за ними будет настолько интересно наблюдать, что не заметите, как пройдёт несколько часов. Диалоги и текст это то, за что мне нравится Виктор Олегович.

Диалоги создают фирменный Пелевинский темп, который невозможно спутать. Ритмика книги идеальна. То это юмор, то чистая сатира, то триллер, боевик, любовная драма. И всё это разбито со знанием своего дела, поэтому книга совершенно не провисает и не кажется скучной. Великая заслуга Пелевина!

Текст романа написан хорошим качественным языком. Его уникальность в том, что Пелевин создаёт дыру во времени и пространстве. Герои начала 20 века говорят в стиле 90-х годов конца 20 века. Условно говоря, новые русские в период революции. И это не допущение автора, это, действительно, классный приём, который показывает анти контраст и сравнение, показывающее, что никакой разницы не существует. Время разное, но люди и законы одинаковые. Такая вот экзистенциальная пустота…

Рекомендую прочитать каждому этот роман, если не читали. А если читали, то перечитайте.